17:00 

Интервью с Крисом Бэггинсом

Кораблик Тинто
Живём, чтобы светить!
Кораблик Тинто: Здравствуйте, друзья! Сегодня у нас в гостях - интересный человек, Кшиштоф Кашубовски, поляк, уже несколько лет ведущий блог на русском языке под псевдонимом Крис Бэггинс.

chris_3.JPG

Альмира: Крис, для начала расскажи немного о себе и своей жизни, занятиях, увлечениях.

Крис Бэггинс: Здравствуйте, Альмира и Тинто! Как сказал Тинто, я - поляк, по душе хоббит, из Бэггинсов из Хоббитона. Четыре года назад я случайно вспомнил один любимый фильм из детства - дилогию «Москва-Кассиопея/Отроки во вселенной». Я нашёл сайт фильма, прочитал фанфики Аллоры и перевёл их на польский язык. И снова восхитился русским языком, который я учил восемь лет, но после тридцати лет почти забыл его. Аллора указала путь на diary.ru, и я начал вести блог. В то же время я послал Вызов моей музе, Эйтне - и она ответила. И я начал писать рассказы - как фанфики, так и ориджи. Они как на польском, так на русском языке - но в основном я пишу на русском.

И ещё я хочу сказать, что на дайри я нашёл свою любовь, Марину. А также многих-многих друзей.

По профессии я - инженер-информатик. Я люблю море - оно для меня самое красивое, что есть в мире. Могу целыми днями гулять на берегу, смотреть на волны и наслаждаться бризом. А ещё - я обожаю маяки. Они для меня - источники света, дарители надежды. Я знаком со всеми польскими маяками, а в прошлом году познакомился ещё и с кронштадскими. И с одним маяком на Ладоге.

Как каждый хоббит, я люблю сад. И у меня есть свой небольшой сад, с прудиками, цветами и беседкой. И с большими деревьями и газонами. Саду и дому - почти девяносто лет...

chris1.jpg

Альмира: Девяносто лет - это много. Это не просто дом, а родовая усадьба...Так что теперь я не удивляюсь, что ты хоббит. Но вернёмся к нашим вопросам. Как и с чего для тебя началось увлечение творчеством Толкиена?

Крис Бэггинс: Много лет назад я купил «Хоббита» - в это время я уже увлекался фантастикой, но научной, о фентези я тогда ещё не слышал. Прочитал как сказку - почти всё было для меня новое. Гномы, гоблины, чародей - но прежде всего в сердце запали хоббиты. И место, в которым они жили. Нет, я не сразу почувствовал себя Бэггинсом - но полюбил Шир уже тогда. Понадобилось ещё несколько лет, чтобы я купил и прочитал «Сильмариллион», а потом – «Властелина колец». И только после «ВК» я почувствовал себя вполне Бэггинсом.

Но могу уверенно сказать - всё увлечение началось с «Хоббита». Примерно тридцать лет назад.

chris2.jpg

Альмира: Интересно, то есть сначала ты прочёл «Сильмариллион», а потом уже «Властелина колец»? У меня тоже всё началось с «Хоббита», но только после «Властелина колец» я подошла к «Сильмариллиону».

Крис Бэггинс: Да, у меня именно так получилось - просто «Сильмариллион» как-то попал в руки первым, и только тогда я узнал, что ещё есть «Властелин Колец». Было интересно читать «ВК» после «Сильмариллиона» - я знал предысторию, и мог легче понимать события, а прежде всего - я точно знал, кто такой Гэндальф, Галадриэль, Эльронд и другие могучие персонажи.

Альмира: Да, «Сильмариллион» объясняет мифологическое пространство, в котором живут действуют герои «Властелина колец». Хотя это нетипичный порядок чтения. Во всяком случае для меня и многих моих друзей. Обычно с творчеством Толкиена знакомятся в последовательности «Хоббит» - «Властелин Колец» - «Сильмариллион». Это похоже на взлёт самолёта: сначала видишь детали, разметку на взлётной полосе, потом видишь город и аэродром с высоты, а потом видишь уже не города, а обширные участки Земли... Но давай перейдём к следующему вопросу. Чем тебя привлекла дилогия «Отроки во Вселенной» - «Москва-Кассиопея»?

Крис Бэггинс: Знаешь, я уже в детстве заинтересовался фантастикой, и так сложилось, что первыми я прочитал «Рассказы о пилоте Пирксе» Лема. А вскоре после этого – «Трудно быть богом» Стругацких. Так что в самом начале я увлекся научной фантастикой, в том числе - советской. Я смотрел, конечно, и фильмы, в то время их было у нас довольно много. Ну и однажды я увидел «Москву-Кассиопею» (на польском фильм получил название «W drodze na Kasjopeję»). Мне тогда было, кажется, 17. Мне прежде всего понравилась идея - молодые люди приинмают участие в космической экспедиции, я сразу захотел тоже так полететь, - но прежде всего фильм был снят легко, с юмором и с отличными спецэффектами. Да и герои были такие, что сразу запали в сердце. Я реально переживал за них, когда они попали в беду на Вариане.

Альмира: У меня эти фильмы тоже в числе любимых. Да и всю советскую фантастику люблю. Как ты думаешь, может, эта дилогия была одним из отражений мечты о светлом - по-настоящему светлом будущем? Когда люди не будут гоняться за деньгами и наслаждениями, а жить согласно этическим ценностям?

Крис Бэггинс: Да, это именно такая мечта - о будущем, в которым нет вражды ни войн, и есть люди, которые готовы полететь очень далеко ради спасения других, даже не слишком известных существ. Хотя, я должен честно сказать - когда я видел эти фильмы первый раз, я прежде всего думал о хороших приключениях. Но мысль «как хорошо было бы, если всё это было бы правдой» тоже появилась. И только теперь, после тридцати лет с лишним, я оценил полностью эти фильмы. Я смотрю на них, и улыбаюсь. Столько лет прошло, а они всё же нравятся.

Кораблик Тинто: Это замечательная мечта. Верю, однажды так и будет.

Альмира: Крис, ты католик. Расскажи немного о католической вере в Польше. Как сейчас идёт религиозная жизнь в костёлах, много ли приходит молодёжи.

Крис Бэггинс: Можно сказать, Польша - одна из последних стран в Европе, где костёлы не стоят пустыми. Мы довольно активно участвуем в религиозной жизни, хотя надо честно сказать - апогей был, когда римским папой был Иоанн Павел II, наш соотечественник. Но и теперь много молодёжи участвует как в мессах, так и в паломничествах, а также в других делах, не связаных непосредственно с молитвой, но например с помощью другим. Есть, конечно, проблемы, даже конфликты. Некоторым хочется более радикального подхода к религии, а другие мечтают, чтобы религия исчезла вообще. Но это проблема всего сегодяшнего мира, я думаю. И я радуюсь, что пока к нам ещё не пришли те проблемы, о которых слышно в других странах - вроде запрета на рождественскую ёлку на улице, или на пение коляд где-то на площади.

Альмира: Да, и в России это, увы, есть - и разногласия, и конфликты, даже внутри Церкви... И поэтому я особенно восхищаюсь роттердамским приходом, где место находится всем. Где вместе молятся и русские, и грузины, и украинцы. И голландцы! У нас голландцы даже в хоре поют! С акцентом, и это звучит так тепло и трогательно.

Сейчас передам команду кораблику Тинто, ему ведь тоже хочется задать вопросы. Ой, ещё один вопрос, важный для нас с Тинто. Почитают ли в Польше святого Франциска Ассизского? Дело в том, что святой Франциск и его сподвижница, святая Кларисса, - покровители Студии. Я поняла это, молясь на могиле святого Франциска в Ассизи.


Крис Бэггинс: Да, очень почитают, у нас есть монастыри его имени. А святой Максимилиян Кольбе - он был монахом францисканского ордена. Он погиб в Аушвице, отдал свою жизнь за собрата-узника.

Альмира: Это здорово, что Франциск Ассизский у вас так почитаем! Святой Франциск – воплощение любви... Теперь передаю слово Тинто, а то он уже заждался.

Кораблик Тинто: Ну вот настало время и для моих вопросов. Конечно, о море и маяках. Как у тебя возник интерес к маякам? С чего всё началось?

Крис Бэггинс: Это началось с визита в Нехоже, маленьком городе на северно-западнем побережье Польши. Там стоит красивый маяк, он на высоком клифе - и когда я первый раз увидел его, он просто запал мне в сердце. Я подумал, что он - действительно вестник надежды. И источник света, который дарит эту надежду. Я во время первого визита не видел ещё его света, это случилось два года позже - но тогда я уже любил маяки всей душой и решил посетить все, которые светят на польском побережье.

А это небольшой сюрприз тебе, Тинто.

adlergrund.jpg

Кораблик Тинто: Ух ты! А где это?

Крис Бэггинс: Это парк миниатюр маяков в Нехоже, он находится рядом с настоящим маяком. Там есть миниатюры всех польских маяков плюс несколько тех, которые построили поляки где-то в мире. Ну и один плавучий маяк тоже есть, правда, когда мы с Мариной были в парке, у него ещё не было информационной доски, мне кажется. Он только в этом году появился на этом месте.

Кораблик Тинто: Плавучий маяк - он тоже польской постройки?

Крис Бэггинс: Простите, я ошибся, информационная доска есть, однако. Я нашёл фото с неё и сейчас расскажу об этом маяке.

Итак, плавучий маяк Адлергрунд. Его спустили на воду до Первой мировой, и он сначала был даром для Бразилии. Однако началась война, и он остался на Балтике. Его название - это название самого мелкого места на Балтике, там глубина 5 метров, не больше. И он там первоначально стоял. Он светил многие годы - как в Первую, та и во Вторую мировую войну. Он был вооружен двумя орудиями 20-миллиметрового калибра - так как он ещё указывал путь военным кораблям, и его атаковали самолёты. И он погиб, увы - 3 мая 1945 года, во время воздушной атаки, в Меклембурской бухте.

Кораблик Тинто: За несколько дней до окончания войны... Крис, спасибо тебе за эту историю. У многих плавучих маяков грустные истории... Но давай не будем о грустном. Знаешь, что меня приятно поразило в Польше? Внимательное отношение к истории польских маяков. К сожалению, должен сказать, что ни в Голландии, ни в России такого нет.

Расскажи немного о том, как ты посещал польские маяки, как ты сумел навестить их все. Как в Польше организовано посещение маяков. Это многим читателям Студии будет интересно узнать!


Крис Бэггинс: Да, у нас очень внимательно относят к маякам и есть даже Общество Любителей Маяков, которое заботится о сохранении их и их истории. Это началось ещё в 90-х годах - именно тогда удалось спасти (буквально) один из самых красивых в Польше маяков - маяк Neufahrwasser в Гданске. Его погасили, ибо начал работать новый маяк в Северном порту, и старый стал ненужным. И его купил польский бизнесмен, Яцек Михаляк, он его реставрировал и даже зажёг его огонь. Это, конечно, не навигационный огонь - но он светит, и это самое важное.

Настолько я помню, именно с этого времении любители маяков начали свои действия, чтобы стало возможно посещать маяки. И, благодаря этому, я тоже мог их посетить. В некоторых я уже был несколько раз, надеюсь на повторные встречи. И ещё есть у меня мечта – войти на маяк ночью, причем прямо в фонарь. Мы с Маришкой посетили ночью маяк в Сопоте, но он не слишком типичный, фонарь у него слабый и совсем снаружи. И мы ещё видели, как светят ночью маяки в Ястарне и в Нехоже – но подняться на них тогда было невозможно.

Кораблик Тинто: Да, для маяка очень важно - светить. Пусть даже свет и потерял роль навигационного ориентира. Но свет маяка всегда будет поддерживать, согревать и дарить надежду.

Крис Бэггинс: Именно так и подумали люди, создавише Общество, - что свет маяков, даже если потерял первоначальное значение, он всё ещё много значит для людей. Да и истории маяков - тоже важны. И всё это надо сохранить, надо об этом рассказывать. Посещение организовано так, чтобы многие могли войти - и тем, которые захотели посетить минимум пять, Общество дарит бронзовый значок Любителя Маяков. Если посетить все доступные маяки - тогда получаешь серебряный. А если получится попасть ещё на три за границей - тогда золотой. Я видел все польские маяки, пока только на один из доступных не вошёл, но надеюсь, что скоро это у меня получится.

А ещё у нас с Мариной есть план - посетить Ирбенского. Во время новогодних праздников, когда я буду у неё в Питере.

Альмира: Ирбенский будет рад! Он радуется, когда к нему приходят люди.

Крис Бэггинс: Я тоже так думаю. И уже не могу дождаться! Я хотел посетить лишь один маяк в Кронштадте, но увы, не было возможно. Так что мы только фотографировали их. У нас есть фотографии с одном из кронштадских маяков. И ещё мы видели небольшой маячок в Петергофе, и, как я уже сказал раньше, один из самых высоких в Европе – Осиновец на Ладоге. Они все очень красивые.

Альмира: Ну и заключительные пара вопросов. Крис, какой ты хотел бы видеть свою жизнь через 10 или 20 лет?

Крис Бэггинс: Гм... трудный вопрос. Я бы, наверное, хотел, чтобы сбылись мои мечты, и чтобы не было всякой суматохи. А это именно теперь происходит. И можно только надеяться, что всё будет хорошо. Я просто хочу быть счастливым, и чтобы те, которых я люблю, с которыми я дружу - тоже были счастливыми. Это самое важное.

chris_marina.jpg

Альмира: Полностью соглашусь. А какие пожелания ты хотел бы оставить читателям сообщества Студии?

Крис Бэггинс: Пусть в Новом Году у вас будет голубое небо, радость, счастье и удача. И пусть у нас всех будут новые мечты - в место тех, которые уже сбылись. А Тинто я желаю, чтобы постоянно дарил нам свой Свет.

Альмира, Кораблик Тинто: Крис, большое спасибо за добрые пожелания и за сегодняшнюю встречу! И тебе желаем осуществления всего, о чём мечтаешь! А также - больше поездок и фоторепортажей. И конечно, всегда рады видеть в Студии.

Кораблик Тинто: А если приедешь в Роттердам - буду очень рад видеть у меня на борту!

Крис Бэггинс: Я тоже благодарю за встречу. И когда приеду в Роттердам, обязательно поднимусь к тебе на борт, Тинто.

@темы: Маяки, Корабли, Друзья, Интервью, Маяковости, Наши авторы - Крис Бэггинс, Плавучие маяки, Страны - Польша, Фотографии

URL
Комментарии
2015-01-07 в 19:06 

С новым годом, Крис! Пусть мечты обязательно сбываются.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Студия ТИНТО

главная